По следам древних кладов

ДЕРЕВЕНСКИЙ ДЕТЕКТИВ ЭПОХИ СОЦИАЛИЗМА

Твое имение сполна В казну поступит войсковую — Таков закон. Я указую Тебе последний долг: открой, Где клады, скрытые тобой?

А. С. Пушкин. Полтава

Иногда даже честным людям древнее золото создает неожиданные проблемы. В этом отношении показателен документальный рассказ председателя одного из сельских Советов на Кубани Трояна, спасшего для науки уникальные золотые изделия меото-сарматского периода.

Эта история произошла в 1968 году. Периодически утопающие в раскисшем черноземе жители хутора Первомайский неоднократно ставили вопрос о строительстве дороги с твердым покрытием. В том году местный председатель колхоза сообщил землякам, что вопрос со строительством будет решен, но нужна помощь исполкома. Дело в том, что на пути предполагаемой трассы стояли два кургана. Поэтому он предложил исполкому сельсовета добиться разрешения на их снос, чтобы сразу решить две задачи: спрямить трассу, а землю из курганных насыпей использовать на дорожное полотно.

Судя по словам Трояна, он знал, что все курганы являются археологическими памятниками и находятся под охраной государства. Но в данном случае его подвел триангуляционный знак, стоявший на вершине одной из насыпей. На каждый из них был выписан специальный паспорт, которые хранились в местных сельских советах. Недолго думая, он отыскал нужный документ и написал запрос в Пятигорский картографический институт, который курировал топографические знаки, но не имел никакого отношения к археологии. Неудивительно, что вскоре оттуда ответили, что не возражают против столь нужного для села строительства, но только после того, как в Пятигорск будет доставлен закопанный на кургане специальный кулон. После этого уведомления кулон откопали и отправили нарочным в город. В ответ местные власти получили официальное разрешение на снос кургана. О его исследованиях не велось даже речи. Сразу же оговорюсь, что подобное могло случиться только потому, что в правлении колхоза имели самое общее представление о научной ценности курганов, искренне полагая, что под охраной находятся лишь стоящие на них топографические знаки. Дальнейшее развитие событий только подтверждает этот вывод.

Получив официальную бумагу, председатель колхоза дал команду начинать строительство. На этом бы все и закончилось, если бы не директор местной школы А.С. Боровик, который решил проконтролировать снос курганов в надежде собрать для школьного музея интересные предметы старины. Невольно он и раскрутил последующие события. Через несколько дней директор прибежал в сельсовет и выложил на стол председателя вытащенные из-под ножа бульдозера древности: железные наконечники стрел и копий, осколки гончарной посуды и различные украшения. Среди них благородно блестела массивная гривна с фигурками лежащих грифонов на концах.

— А ее тоже в школьный музей? — поинтересовался председатель.

Получив положительный ответ, он задумался и, взвесив находку в руке, принял решение:

— Эта вещь не для школьного музея. Давай звонить начальству.

Председатель Красноармейского райисполкома Г.И. Омельченко, выслушав сообщение о редкой находке, прежде всего… отругал своего подчиненного, а затем стал созваниваться с краем. И тут произошло то, чего меньше всего ожидали невольные «археологи». Отовсюду приехали различные представители с одним вопросом: «На каком основании вы разрыли курган?» Троян всем показывал полученное из Пятигорска разрешение, но на него не обращали внимания. Мало того, никто из начальства не знал, что делать с найденными в кургане украшениями. Все понимали, что речь идет о золоте, и никто не хотел брать на себя ответственность за его дальнейшую судьбу. Дело дошло до председателя крайисполкома и друга Л.И. Брежнев а- С.Ф. Медунова. Всесильный в те годы хозяин Кубани приказал рассмотреть его на отдельном заседании.

Вскоре состоялись слушания в крайисполкоме. Они происходили в большом зале, в который набилось более двухсот человек. Были приглашены председатели и секретари всех райисполкомов края, многие председатели сельских советов и руководители всех краевых служб. Можно представить себе состояние Трояна, когда сидевший за столом президиума С.Ф. Медунов смерил его злым взглядом и грубо спросил:

— Ну, рассказывай, Троян, как ты дошел до такой жизни, что начал грабить исторические памятники?

Услышав в ответ, что никто ничего не грабил, а на снос курганов было получено официальное разрешение, он потребовал документ в президиум. Прочитав бумагу, С.Ф. Медунов стал интересоваться, кто готовил этот вопрос? Но несмотря на безусловное алиби, выслушивать доводы и дальнейшие объяснения глава края не стал. Проект заготовленного ранее постановления решили не менять, и председателю райисполкома Г.И. Омельченко объявили выговор, а председателю сельского совета Трояну, сообщившему об уникальных находках, — строгий выговор. Но самым неприятным для него стал последний пункт решения, предписывающий дело о разрушении кургана передать в краевую прокуратуру. На вопрос: «Куда мне девать найденное золото?» С.Ф. Медунов резко ответил: «Прокурор решит». Действительно, было бы проще и спокойнее спрятать или выбросить древние находки. Но государственная машина уже закрутилась и только набирала обороты.

Через несколько дней Трояна пригласили в краевую прокуратуру и «обрадовали», что это дело не входит в их компетенцию, поэтому они передают его в управление… КГБ. Для честного государственного служащего дело принимало нешуточный оборот. Самое поразительное, что все уникальные находки продолжали оставаться у него, и никто не требовал их официальной передачи в госорганы. На вопрос, что делать с находками, следовал невнятный ответ: «Высшее начальство не дает пока никакой команды».

Золотая гривна, случайно обнаруженная в кургане у хутора Первомайский на Кубани (меото-сарматский период, II — I вв. до н.э.)

Началась странная игра, смысл которой никак не мог понять человек, искренне желающий сдать государству ценности, случайно попавшие ему в руки. Игра, из которой крайне сложно было выкарабкаться. Тут же неизвестно откуда появились люди, которые стали предлагать свои услуги. Они убеждали, что имеют верных людей в Госбанке, которые могут посодействовать в сдаче золота.

— Но оно же не мое, — отвечал измученный этим действом председатель сельсовета. — Какое я имею право сдавать его в Госбанк?

Попытался обратиться в музей. Но там его не захотели даже слушать, потребовав разрешение высшего начальства. Записался на прием к С.Ф. Медунову — отказал. Человек попал в замкнутый круг. И началась, что называется, нервотрепка: постоянно следовали вызовы на допросы. В результате серое мрачное здание управления КГБ в Краснодаре стало сниться Трояну по ночам. И все это время его волновал один вопрос, что делать с находками? По его собственному признанию, «эти вещи были комом в горле». Трудно понять и поведение чекистов. Майор, который вел дело, сказал подозреваемому, что все зависит от того, как он распорядится ценностями. Но никто не хотел принимать древнее золото, и Троян был в отчаянии. Даже в те годы хранить дома такое богатство было опасно, и он это понимал.

Наконец, вспомнил, что когда-то был немного знаком с начальником краевого управления культуры М.М. Шапиро, и решил обратиться к ней за советом. Не без труда, но все же попал на прием. Внимательно выслушав рассказ о мытарствах с золотом, хозяйка кабинета туг же написала на служебном бланке записку директору краеведческого музея Краснодара о приеме находок. Воодушевленный председатель незамедлительно отправился «сдаваться». Но радость его была преждевременной.

Увидев неожиданного посетителя, номенклатурный чинуша — директор музея — подозрительно покосился на его дешевый маленький чемоданчик. Когда же оттуда появился сверток из затасканной и измятой газеты, презрительно посмотрел на содержимое и вдруг заявил:

— А откуда вы знаете, что это золото? Это еще надо доказать. Езжайте к главному ювелиру города, покажите. Пусть даст определение.

Это заявление ошеломило председателя: откуда такая осторожность? Но делать нечего. Поехал к главному ювелиру города, который работал в магазине «Изумруд». Отстояв длинную очередь, передал свой сверток в окошко и стал ждать заключения. Ювелир надел окуляр и долго рассматривал гривну. Потом спросил:

— Вы от нас куда с этими вещами?

— В краеведческий музей.

— Зря. Теряете «Волгу». Это у вас высокопробное червонное золото.

— Пусть лучше «Волгу» потеряю, чем жизнь, — в сердцах ответил измученный владелец, понимая, что обратной дороги уже нет.

Услышав этот диалог, к нему со всех сторон бросились посетители магазина. «А ну покажи», «Дай посмотреть», — наперебой кричали они, чуть не вырывая из рук сверток. Еле отбился. Спрятал золото в чемоданчик и впервые серьезно испугался. Масса людей слышала заключение ювелира и где гарантия, что после этого его не ограбят за первым же углом? Решил немного потолкаться в магазине, посмотреть на витрины и выждать, пока разойдутся те, кто слышал разговор с ювелиром. Потом, как заправский резидент-разведчик, незаметно выскользнул из здания, пошел в противоположную сторону, а на первом же перекрестке прыгнул в проходящий троллейбус и поехал к музею.

Но испытания на этом не закончились. Получив заключение ювелира, директор музея неохотно пересмотрел принесенные вещи и стал писать акт приема-сдачи. Когда акт был готов и передан на подпись, Троян прочитал следующую запись:

«Гривна полая с изображением грифонов, предположительно золотая, бляшки круглые, предположительно золотые, лента типа фольги, предположительно золотая…»

И так для каждого из 15 принесенных предметов. Он возмутился:

— Как же так? В определении ювелира написано, что эти вещи из высокопробного червонного золота. А вы пишете «предположительно». Зачем вы меня посылали к ювелиру? Кто потом докажет, что я сдал настоящее золото?

Директор пристально, почти в упор посмотрел на него и зло спросил:

— Что вы хотите?

— Хочу, чтобы вы передали акт и оформили его по всей форме и по всем правилам, с заверением печатью музея.

Тот нехотя переделал акт в трех экземплярах и два из них отдал Трояну. Избавившись от золота, окрыленный председатель в тот же день пошел в КГБ. Майор, который вел дело, внимательно ознакомился с содержанием актов, загадочно улыбнулся и заявил, что теперь дело закрыто — «из-за отсутствия состава преступления».

На этом «золотая лихорадка» председателя сельсовета закончилась. Больше его никуда не вызывали, но он как зеницу ока хранил у себя все документы, связанные с этой историей. Бывая в Краснодаре, постоянно заходил в музей, чтобы увидеть сданное золото. И всякий раз нигде его не находил. Со временем почти уверился, что его украли. Лишь спустя 19 лет увидел каталог выставки «Шедевры древнего искусства Кубани», где был помещен фотоснимок «его» злополучной гривны во всей красе…

Эта история, хотя и закончилась счастливо, все же наводит на определенные размышления. Обычно проблемы с древним золотом начинаются у людей корыстных, пытающихся скрыть, а затем нажиться на сокровищах. В данном же случае безусловно честный и порядочный человек фактически спас их от гибели, не нарушил ни одной буквы закона, но мог «загреметь» в тюрьму. Почему же именно ему выпали такие испытания? Я далек от позиции обличителя «проклятого прошлого», хотя проще всего объяснить эту историю существовавшими в то время порядками.

Этот случай по-своему уникален. Обычно добровольные «сдатчики» кладов или древних золотых вещей получали от государства согласно закону свою долю, которая нередко представляла весьма внушительную сумму. Здесь же человек сразу попал под подозрение, а местная власть затеяла странную игру с курганным золотом.

Но если восстановить логическую цепь событий, становится ясно, что именно председатель сельсовета стал одним из инициаторов разрушения кургана. Судя по спасенным находкам, в нем находилось богатейшее меото-сарматское захоронение II-I веков до нашей эры. В результате строительства оно было полностью уничтожено, и, скорее всего, лишь малая часть уникальных вещей была спасена. Может быть, случившиеся с ним события и стали расплатой за уничтожение древнего памятника? Ведь золото не прощает ошибок, пусть даже невольных и неосознанных. Как после этого не поверить, что это опасный и мистический металл? Сокровище как бы проверяло на прочность своего спасителя. И надо признать, он не поддался искушению и выдержал испытание. В противном случае все закончилось бы гораздо печальнее.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92

Вам также может понравиться...