По следам древних кладов

ЗОЛОТОЕ КОЛЕЧКО ИЗ МЕДНО-КАМЕННОГО ВЕКА

Красивы блески царственного злата, Добытого в горах и руслах рек.
В нем силу солнца понял человек,
В нем страсть, любовь и бой, и гуд набата.

К. Бальмонт, 1923

В феврале 1977 года, после двух лет временной работы лаборантом, коллектором и землекопом, я наконец-то был официально зачислен в Институт истории Академии наук Молдавии. А летом этого же года в должности младшего научного сотрудника уже руководил крупной новостроечной экспедицией. В конце полевого сезона, когда раскопки по одному из договоров закончились, пришлось переехать на новое место, где необходимо было срочно исследовать курган на трассе строящейся автомобильной дороги.

Так мы впервые оказались в старинном селе Бурсучены в Центральной Молдавии. Расположенное среди живописных холмов, в стороне от шоссейных дорог, оно все эти годы находилось в относительной изоляции от бурного строительства социализма. В село вела разбитая грунтовая дорога, поэтому, когда начиналась сезонная распутица, связь «с материком» временно прекращалась, и крестьяне жили своей традиционно размеренной и привычной жизнью. По вечерам здесь рекой лились натуральные и крепкие напитки, играли цыганские оркестры, а в воздухе стоял терпкий запах созревшего винограда, увядающей листвы и разлитого в бочки молодого вина.

Старик Стефан Софроний был первым, с кем мы познакомились на месте. Нам повезло — он знал в этом районе все: где находятся древние поселения, курганы, старинные заброшенные кладбища. И действительно, везде, где он указывал, мы отмечали на карте новые, ранее неизвестные памятники. Да и этот курган в научном отношении оказался исключительно интересным. Он был буквально заполнен древними погребениями. Стоило лишь с помощью бульдозера снять небольшой слой насыпи, как сразу же появлялось очередное захоронение и технику приходилось останавливать. Раскопки продвигались медленно, но спустя два месяца от курганной насыпи остались только отвалы.

В последний рабочий день сразу же начались сюрпризы. Когда с большой осторожностью был зачищен центр кургана, вместо одного ямного пятна от основного погребения появилось сразу три. Самое крупное из них, квадратной формы, находилось в центре, а два других, меньших размеров, были расположены по сторонам. Но на этом сюрпризы не прекратились.

Одно из них преподнесло крайнее маленькое захоронение. Рядом с хорошо сохранившимся скелетом ребенка лежали красноглиняная миска и миниатюрный изящный сосудик. Их формы и состав глины не оставляли сомнений: сосуды относятся к III тысячелетию до новой эры. Естественно, что аналогичный инвентарь следовало ожидать и в оставшихся двух центральных погребениях. Однако сюрпризы продолжались.

В самой большой погребальной камере были обнаружены сразу четыре костяка: молодой женщины и трех детей, а рядом с этим захоронением — одиночное погребение ребенка. Все скелеты лежали скорченно на правом боку. Рядом с ними находились пять целых сосудов своеобразной формы. Из них выделялись два одинаковых кубка с округлым туловом и прямым отогнутым наружу венчиком. Определить культурную принадлежность этой керамики оказалось гораздо сложнее: аналогичные формы сосудов на территории Днестро- Дунайского междуречья пока неизвестны.

В этот день в селе был праздник, и за мной наблюдало множество детей (ноябрь 1977 года)

Во время зачистки коллективного погребения были найдены уникальная по форме и красоте костяная булавка, кремневый вкладыш серпа и десятки мелких украшений из птичьих костей. Находок было так много, а времени до конца рабочего дня оставалось так мало, что буквально все сотрудники занимались расчисткой. Я также спустился в центральное погребение. Вокруг нас в молчаливом ожидании стояли почти все взрослые жители села. Они держали в руках сумки с едой, вином и подарками. В этот воскресный осенний день в Бурсученах был местный праздник — «храм», и все были уверены в том, что мы делаем богоугодное дело, за которое следует отблагодарить.

Мне пришлось расчищать скелет самого маленького ребенка, скорее всего, девочки. Видимо, на ней была надета небольшая шапочка, расшитая подобием бисера, и я осторожно собирал мелкие костяные украшения в спичечный коробок. За этими манипуляциями внимательно наблюдали десятки любопытных глаз.

Кости погребенных отлично сохранились, и их следовало собрать для дальнейшего изучения в Москве. Я бережно снял череп и на всякий случай начал подчищать кисточкой растительный тлен от подстилки, на котором он лежал еще минуту назад. Вдруг среди темно-коричневого тлена тускло блеснул желтый металл. Я моментально прикрыл его ладонью и посмотрел наверх. За мной внимательно наблюдал только мудрый дед Стефан Софроний, который тут же понимающе кивнул. Ладонь чувствовала мягкую теплоту благородного металла. Сдвинув ее, я увидел небольшое изящное колечко и незаметно спрятал его в спичечный коробок. По весу было ясно: оно действительно из золота.

Находку я прятал не зря. Дело в том, что если ты хочешь что-либо найти в будущем, ни в коем случае нельзя показывать золото местным жителям. Как горько научила нас жизнь, излишнее хвастовство всегда приводило к тому, что на другой день археологи находили изуродованные раскопы и снесенные древние захоронения. Увы, страсть к быстрому обогащению дожила до наших дней. Как и прежде, никакие запреты и объяснения не могут остановить современных кладоискателей, исступленно мечтающих о древнем золоте.

Когда я вылез из ямы, ко мне сразу же подошел дед Стефан Софроний. Увидев золото, он быстро спустился на мое место и начал перебирать руками землю в поисках второго кольца. Однако его не оказалось. Тогда он начал проверять отвалы из погребения, но также безрезультатно. Самые тщательные поиски ни к чему не привели, и мы убедились, что золотое колечко было единственным.

Заключительный день раскопок оказался исключительно удачным. Когда же я объявил, что работа закончена, местные жители с энтузиазмом расстелили прямо на земле рушники, расставили на них съестное и кувшины с вином. Вечер прошел в теплой и непринужденной обстановке. Провожали нас с истинным молдавским гостеприимством. Говорят, что в Бур- сученах до сих пор помнят, как мы въезжали в село на кабине бульдозера под нестройные звуки цыганского оркестра. Была глубокая ночь последнего дня работы экспедиции.

Уже на базе мы более внимательно рассмотрели это украшение — простой виток золотой проволоки в полтора оборота. Как было установлено позже, золото оказалось 750 пробы.

Антропологическая экспертиза определила, что в центре курганной насыпи находились люди, связанные между собой родственными узами. Скорее всего, здесь были похоронены мать и пятеро ее детей. Что послужило причиной их смерти или гибели, навсегда останется загадкой. Мы можем только сказать, что эта семья принадлежала к одной из пока еще слабо изученных культур медно-каменного века.

В Бурсученах в очередной раз получила подтверждение археологическая примета: самые интересные находки часто происходят в последний день работы. Сегодня я задумываюсь: может быть, неслучайно золото было найдено именно в то давнее воскресенье, когда село шумно отмечало свой храмовый праздник? И никто из поздравлявших нас милых людей не подозревал, что у меня в тот вечер лежала в кармане трепетная весточка из медно-каменного века — маленькое драгоценное колечко — древнейшее золото Молдавии!

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92

Вам также может понравиться...