Греческая колонизация Северо-западного Кавказа

Керамический материал из слоя гибели дома 1 одновременен находкам в полуземлянках. Следовательно, хронологического разрыва между этими двумя строительными периодами не существовало. Только стратиграфия позволяет утверждать, что полуземлянки были заменены многокамерным домом. Подобное явление отмечено и в других центрах Северного Причерноморья. Так, в Паитикапее за 60-70 лет с конца VI до середины V вв. отложилось восемь пластов 8. С. Д. Крыжицкий полагает, что в Ольвии начало массового сырцово-каменного строительства можно отнести только к V в.7 На рубеже VI и V вв. строились многокамерные дома с каменными стенами или фундаментами в Пантикапее и Тиритаке. Очевидно, и на берегу Анапской бухты, определившись в последней чет верти VI в. до н. э. и желая остаться на избранном месте, к рубежу VI и V вв. переселенцы сочли возможным обзавестись обычными для них домами. Дом 1 является одним из первых.

Не известно, что послужило причиной гибели дома 1. Черная сажа на полах и золистые примеси в слое гибели говорят о разрушении огнем.

Так или иначе, но после гибели дома 1 на участке были произведены серьезные перепланировки, в результате чего возникли дома с помещениями 9, 12, 13, 16 (табл. 3, 26-31). Дневная поверхность этих домов повысилась на 0,3 м. Она близка верху мелко-галечных трамбовок (-265), которые образуют нивелировочный слой, выявленный в разных частях раскопа. Он перекрыл слой гибели предыдущих строительных периодов. В свою очередь, помещение 9 дома 2 перекрыло помещение 8а. Таким образом, стратиграфия устанавливает следующую последовательность: две полуземлянки перекрыты домом 1, на развалинах которого сооружен дом 2. Помещения 12, 13, 16 близки помещению 9 по разным показателям: ориентации, величине, уровню размещения многослойных полов, ширине и характеру кладки уцелевших стен. На этом основании? все эти объекты мы относим к одному строительному периоду, условно[4] четвертому для раннего поселения в Анапе.

Нельзя утверждать, что дом 2 непосредственно сменил дом 1. В северо-восточной части раскопа помимо остатков этих двух построек в культурном слое V в. до н. э. выявлены обрывки стен 33, 34а, 51, 81, 81а, 816 (табл. 3). Некоторые из этих кладок примыкают к стенам помещений 9 и 12, однако характерного сплетения камней, подтвердившего бы одновременность, нет. Следовательно, помещения 9 и 12 сменили какие-то другие более ранние с близкой им шириной и ориентацией стен. Наличие расположенных рядом, почти одинаковых, но все же разных стен 81 и 81а может указывать на то, что перестройка производилась трижды (считая период помещений 9 и 12). Таким образом, между домами 1 и 2 несомненно существовал еще один, третий строительный период (возможно, что и два периода).

Нет ясности также с объектами 80, 82 и 83 (табл. 3). В полевой документации они определены как вымостки. Установлено, что вымостки 80 и 83 перекрыли пол помещения 14. Возможно, они функционировали вместе с перечисленными обрывками стен. Вымостки 80 и 82 лежат на слое светлой мелкоракушечной подсыпки (ракушки смешаны с коричневым суглинком). Вымостка 80 состоит из уложенных в один ряд мелких дикарных камней, булыжников и гальки. Вымостка 82 сложена из мелких и средних дикарных камней. Некоторые камни положены на такие же нижележащие (непосредственно или на тонкую грунтовую прослойку),. что свидетельствует о подсыпках и ремонте.

Вымостка 83 перекрыла горелый слой на полу помещения 14. В свою очередь, она обрезана средним ярусом стены 21. На поверхности преобладали окатанные камни типа гальки. В толще объекта (0,4 м) встречено также много камней, но отмечено и обилие черепков, иногда крупных кусков амфор. Наполняющий грунт — серый, глинисто-золистый. Конструкцию объекта 83 можно объяснить как нивелировочную засыпку нижней части котлована от какого-то помещения (в данном случае 14). Стены последнего были предварительно разобраны на камень, углубление засыпано при перепланировочных работах. С объектом 83 связана керамика как характерная для V в. до н. э., так и более ранняя: полое дно амфоры, ножка самосской амфоры и части амфор с широкими полосами (табл. 24, 25). Засыпанное таким образом углубление на требуемом горизонте (-255) было вымощено мелкими и средними камнями.

К числу неясных объектов относится и обрывок кладки 117 из мелких окатанных и колотых камней с подмазанным к ее северной стороне — глинобитным полом (-283). Эти строительные остатки, обозначенные индексом помещения 22, уцелели на площади не более 5 м2 (табл. 3). На полу помещения лежал слой пожара толщиной 0,2 м — черная сажа и серая зола, насыщенные осколками прекрасной ионийской и аттической столовой посуды. Именно из этого помещения происходит наиболее ранний из найденных в Анапе сосудов — чернофигурная клазоменская амфора с фигурами трех сирен и сфинкса, с пышными пальметтами и стилизованными бутонами лотоса. Роспись черным лаком по серой глине обильно дополнена белой краской и пурпуром (табл. 65-67). Амфора может быть датирована серединой и даже концом второй четверти VI в. до н. э. Амфора эта, однако, не датирует комплекс, так как вместе с ней найдены куски аттической чернофигурной амфоры последней четверти VI в. до н. э. (табл. 67: 4) и того же времени другие фрагментированные расписные сосуды (табл. 66: 2; 68: 2\ 69-71). Уцелевший фрагмент помещения 22 выделяется из всех раскопанных жилищ раннего Анапского поселения отсутствием амфорных осколков и обилием целых форм великолепной столовой посуды.

Дома с помещениями 12, 13, 16 обозначены соответственно индексами 3, 4, 5. Вероятно, они были однокамерными. Обращает на себя внимание тот факт, что дома 2, 3, 4 и 5 IV строительного периода имеют более тонкие стены, чем дом 1 II строительного периода (0,6 м против 1 м). Стены стали узкими еще в III строительном периоде. Смена широких стен узкими косвенно свидетельствует о возникновении в городе оборонительной системы. Это могло произойти около середины V в. до н. э. Возможно, к этому времени поселение на берегу Анапской бухты укрепилось подобно Ольвии, Пантикапею, Тиритаке и Фанагории, имевшим в V в. до н. э. крепостные стены из сырцовых кирпичей на каменных фундаментах шириной 1,7-3 м9. В V в. до н. э. постепенно меняется политическая ситуация в Северном Причерноморье. Вместо разрозненных греческих поселений и разобщенных варварских племен здесь складываются первые политические консолидации. Противостояние боспорских городов натиску скифской державы и выявило необходимость возведения оборонительных систем. Геродот (IV, 28) указал, что крымские скифы совершают походы и перегоняют повозки к синдам для устройства удобных зимников и внеэкономической эксплуатации этого народа. Ксенофонт (Comm., II, 1, 10) также отметил, что «в Европе скифы царствуют, а меоты им подвластны». Естественно, скифы представляли серьезную угрозу для всех греческих полисов — как для Ольвии, так и городов не только Европейского, но и Азиатского Боспора.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Вам также может понравиться...