Греческая колонизация Северо-западного Кавказа

Захоронение разграблено еще в древности, погребальное сооружение значительно повреждено пахотой. Тем не менее, открытый на Уташе комплекс чрезвычайно важен для истории Прикубанья. Вопрос о хронологическом и этнокультурном определении его сложен. Ввиду разрушенности и отсутствия прямых аналогий уникальным находкам он должен решаться на широком фоне окружающей территории с проведением стилистического анализа найденного.

Подобного типа погребальные сооружения отмечены в сравнительно близких Семибратних курганах, удаленных от Анапы на 30 км, расположенных около современного русла Кубани. Монументальные сырцовые гробницы с бревенчатыми перекрытиями для людей и конские, разделенные на отсеки и без них, исследовались во II, IV и V Семибратних курганах, относимых к середине и второй половине V в. до н. э., а также в VI кургане, некоторые находки из которого датируются началом IV в. до н. э.в

Анализ погребального инвентаря позволил М. И. Ростовцеву решать вопрос об этнической принадлежности Семибратних курганов в пользу скифов7. М. И. Артамонов связывает Семибратние курганы с местной династией царей-вождей, сырцовые же конструкции погребальных сооружений он определяет как синдские; синдскими их считает и Н. В. Анфимов 8.

Действительно, на территории, признанной исконно синдской (Таманский п-ов и обращенное в сторону Черного моря Прикубанье), какая-то ветвь населения была носительницей сырцовой погребальной архитектуры. Помимо облицованных сырцом могил здесь встречаются, например, сырцовые ограды кострищ (Большая Близница) и сырцовые заклады каменных склепов. Вряд ли широкое использование сырца в погребальной архитектуре можно объяснять скудностью камня в данном регионе. Если Тамань, действительно, небогата камнем, то Анапский район недостатка в нем не испытывает. Кроме того, сырец применен в очень богатых гробницах и под наиболее высокими курганными насыпями, при сооружении которых, конечно же, не мог стоять вопрос о невозможности доставки необходимого камня. Следовательно, в устройстве сырцовых гробниц следует видеть традицию. На территории Прикубанья устойчиво развивается и другая традиция — устройство деревянных конструкций в погребальных сооружениях и размещение конских захоронений рядом с усопшим. Эти черты отмечены для царских курганов Прикубанья VI-V вв. до н. э. (курганы Келермесские, Ульские, Костромской).

Таким образом, отмеченные выше сырцовые конструкции погребального сооружения, мощное бревенчатое покрытие гробницы, конское захоронение внутри нее или рядом с ней, присутствие на полу извести, камки и углей, сочетание в погребальном инвентаре предметов, выполненных в зверином стиле, с высокохудожественными изделиями эллинского мира,- все это позволяет ставить вопрос о принадлежности склепа на Уташе и ему подобных эллинизованной верхушке синдо-меотской знати. На примере этого склепа можно говорить о сильном синкретизме культур на территории Синдики. К V в. до н. э. не только эллинская культура сливается с местной, но и сами местные элементы к моменту широкого внедрения античной культуры в достаточной мере были уже сплетены между собой.

Стилистический анализ находок из Уташского склепа позволяет отнести его к рубежу V-IV вв. до н. э. Этим временем датируются и Семибратние курганы с сырцовыми гробницами. Это был период усиления контактов правителей Боспора и синдской знати, что подтверждается составом погребального инвентаря наиболее богатых захоронений.

Исследование некрополей в окрестностях Анапского поселения выявило два несхожих погребальных обряда, что также свидетельствует о неоднородности местного населения данной территории. Рядом с Анапской бухтой усопшие хоронились на так называемых каменных некрополях. Преобладание их установлено не далее 15-20 км к северо-востоку от Анапского поселения (чуть далее анапского аэродрома). В том же направлении и по берегу в сторону Тамани, но не ближе тех же 15-20 км к поселению выявлены курганы с монументальными сырцовыми гробницами и накатом из бревен, впущенные в древний горизонт на значительную глубину. Следовательно, где-то между Анапой и старым руслом Кубани, разделяющим сейчас Анапский и Темрюкский районы, проходила граница между землями одного и другого народа. К северу от этой черты все данные позволяют размещать синдов.

Южными соседями синдов могла быть группа родственных племен — тех, кто совершал захоронения в камнях у поверхности древнего горизонта. Этот обряд погребения прослеживается далеко за пределы Анапы, к югу, вплоть до Туапсе. Очевидно, вся эта территория была занята племенами, отличными от синдов. Опираясь на свидетельства древних авторов, нельзя определить непосредственных соседей синдов. Гекатей Милетский (166), живший в VI — начале V вв. до н. э., помещает рядом с синдами иксабатов. Перипл Псевдо Скилака (IV в. до н. э.) сообщает (73-75), что за Синдской гаванью живет народ керкеты. За ними он размещает торетов и эллинский город Торик с гаванью, за торетами — ахеев. Страбон (XI, 2, 12) южнее Синдики и Горгиппии называет гористое побережье ахеев, зигов и гениохов. Далее (XI, 2, 14) он пишет, что «после Бат Артемидор называет побережье керкетов… длиной почти 850 стадий, затем побережье ахейцев — 500 стадий, потом берег гениохов — 1000 стадий, далее Большой Питиунт длиной 360 стадий вплоть до Диоскуриады.

Историки Митридатовых: войн, которые заслуживают больше доверия, напротив, называют сперва ахейцев, затем зигов, потом гениохов, далее керкетов, мосхов и колхов. Не проясняет ситуацию и перечисление в обратном порядке обитателей здешних мест у Плиния (NH, VI, 17): «…от Диоскуриады следующий город Гераклей. От Себастополя он отстоит на 70 000 шагов. Здесь живут ахейцы, марды, керкеты, за ними серры, кефалотомы… На побережье близ керкетов река Икар, аки с городом Гиером и рекой на расстоянии 136 000 шагов от Гераклея. Затем мыс Круны, и от пего крутая возвышенность, которую занимают торсты. Далее государство синдов в 67 500 шагов от Гиера и река Сехерий».

Дионисий Периегет отметил, что «с савроматами как соседи живут синды, киммерийцы и живущие вблизи Эвксина керкеты, тореты и сильные ахейцы…» (Dion., Peripl., 652-710). В анонимном перипле V в. н. э. (63) сказано, что «от Синдской гавани до гавани Пагры прежде жили народы, называвшиеся керкеты или ториты», и далее (65): «от Гермонассы до Синдской гавани вдоль Меотиды живет некий народ, называемый чгиндами… За синдами живут керкеты, называемые также торитами…, от керкетов пограничную к ним область занимают ахейцы…»

Как видно из приведенных источников, наиболее часто соседями синдов называются керкеты. Все эти разноречивые сведения показывают, что данная местность либо была мало знакома античному миру, либо, многие из этих народов составляли группу слабо отличающихся друг от друга родственных племен. Археологические данные, а именно облик погребальных сооружений, позволяют ставить вопрос о едином массиве культур второй половины I тысячелетия до н. э. на территории между Анапой и Туапсе. И, несмотря на то, что все эти народы вместе с синдами отнесены Страбоном (XI, 2, 11) к круппе меотских племен, следует, видимо, признать, что внутри этой группы синды, с одной стороны, и их многочисленные южные соседи, с другой, могли иметь значительные различия.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Вам также может понравиться...