Сторожевые башни Смоленской крепости

Многие столетия Смоленск охранял западные границы Русской земли. Уже при Иване Грозном вокруг  города возвели деревянную крепостную стену. А в конце 16 века вознкла настоятельная необходимость в постройке каменной стены – появление артиллерии стало тому причиной.

Доверили важное государственное дело известному мастеру Федору Коню.

Материалы готовили и собирали всем миром. К весне 1596 года подготовительные работы были закончены и работа закипела. На период возведения стены Борис Годунов строжайше запретил всем своим подданным, независимо от рода и звания, вести какое бы то ни было каменное строительство. Все силы были отданы этой «всероссийской» стройке. Здесь ежедневно трудились до шести тысяч человек, согнанных со всех городов и весей. За первые четыре года крепостная стена в основном была закончена, но еще года два продолжались мелкие работы. В 1602 году ее освятили, а присланный Борисом Годуновым образ — список с древней чудотворной Смоленской иконы Богоматери «Одигитрия» (в переводе с греческого — «Указующая путь») — поместили над вратами Днепровской башни (ныне Фроловской). Накануне знаменитой Бородинской битвы ее пронесли по всему лагерю, благословляя русских воинов на ратные подвиги.

Чтобы сделать стену неприступной, в дно котлована вбивали дубовые сваи, пространство между которыми заполняли утрамбованной землей, а поверх них — новый ряд. На этот «частокол» укладывали крест-накрест толстые бревна и засыпали щебнем и землей. Фундамент выкладывали из каменных блоков. А под ним проделывались «слухи» — лазы для выхода за пределы стены. Средняя часть стены состояла из двух вертикальных кирпичных стен, между которыми засыпался булыжник и заливался известковый раствор. В ней были проложены ходы для сообщения с башнями, кладовые боеприпасов, ружейные и пушечные бойницы, расположенные на трех уровнях. А по верху пустили зубцы, в виде ласточкиного хвоста, точь-в-точь как на Московском Кремле.

Прочность такой громады не вызывала и тени сомнения, однако у нее была ахиллесова пята. Осень 1600 года выдалась голодной. Обозленные бескормицей рабочие подняли бунт, требуя хлеба. Даже царю отправили послание, которое подписал и Федор Конь. Борис Годунов приказал увеличить рабочим жалование, заморозить цены на хлеб, но «писателей» при этом строго наказать. Обиду за порку батогами архитектор два месяца заливал вином. Его подручный, боярский сын Андрюшка Дедюшин за дело не радел, и работа была выполнена плохо. Позже, в 1611 году, он выдал секрет плохо укрепленного участка восточной стены полякам. Именно в этом месте завоевателям удалось сокрушить мощь стен и ворваться в Смоленск.

100_Fotor

Роль особого места и главного украшения крепости была отведена башням. Они предназначались для наблюдения, ведения трехъярусного боя, защиты ворот и укрытия войск, были оборудованы устройствами для сбрасывания камней и выливания горячего вара на головы врагов. Ни одна из них не была похожа на другую, ни по форме, ни по высоте. В девяти башнях имелись проезжие ворота. Через главные — Фроловской башни — открывалась дорога в столицу.

Интересно, что все 38 башен имели имена. Например, башня Никольская получила название от древнего храма Св. Николая, возле которого она и была построена, Копытенская — от слова «копыта» (через нее гоняли скот на пастбище), Водяная (Воскресенская) — из-за водопровода, берущего в ней начало, а Веселуха — за чудесный вид на предместье города. Кстати, на Веселуху можно и теперь подняться, чтобы полюбоваться тем самым веселящим видом Днепра и города.

Однако не только пейзажи, открывающиеся со стен крепости, радуют глаз. Во всех своих работах Федор Конь умел сочетать функциональность и красоту. Так, бойницы обрамлены декоративными наличниками и выкрашены в красно-коричневый цвет, у прямоугольных башен сделаны один или два карниза, расположенных под зубцами, а у круглых они имеют вид валика.

Сегодня можно увидеть только макет крепостной стены. Он представлен в экспозиции первой из отреставрированных башен — Громовой. Масштаб всех построек с детальной скрупулезностью воссоздан по старинным чертежам и документам.

Четыре века существования плачевно сказались на состоянии Смоленской крепости. От нее осталось всего-то три километра стен и 17 башен.  Однако несмотря на такое состояние крепость по прежнему восхищает своим величием и красотой, созданной гением русского зодчего.

По материалам culture

Вам также может понравиться...