«Ажурная» многоэтажка в Москве

«Ажурный дом», расположенный на Ленинградском проспекте Москвы, поражает своими кружевными украшениями. Уникальное шестиэтажное здание является одним из первых блочных домов, построенных в Москве.

«Ажурный дом» П-образной формы появился здесь в 1940 году в рамках строительства серии крупноблочных зданий, возводимых в те годы в разных концах Москвы (например, на Большой Полянке). Дом проектировали в рамках генплана реконструкции города, его главный фасад должен был выходить на площадь и смотреться величественно и эффектно. Проект поручили архитекторам А. Бурову и Б. Блохину.

Есть предположение, что Андрей Буров как ученик знаменитого московского зодчего Ивана Жолтовского при создании проекта брал за ориентир работу своего учителя – Дом скакового общества, расположенный неподалеку, на Беговой улице. Кстати, рядом «Ажурным домом» красуются статуи лошадей.

Стилистика шестиэтажного «кружевного» дома, декоративные элементы которого отсылают нас в эпоху модерна, очень хорошо сочетается и со зданием знаменитого «дореволюционного ресторана Яръ», которое также расположено рядом.

Архитектор Андрей Буров был человеком многогранным (он пробовал себя не только в строительной сфере) и очень творческим, так что здание ну просто не могло получиться стандартным.

Из-за того, что блочные фасады нового здания оказались очень замысловаты (одни сделаны под мрамор и имеют вид пилястр, другие закрывают лоджии декоративными решетками в виде растений и так далее), дом сразу окрестили в народе «ажурным» или «кружевным».

А еще за этой шестиэтажкой закрепилось прозвище «Дом-аккордеон». Ведь декоративные блоки лицевого фасада (автор эскизов – художник В. А. Фаворский), сгруппированные попарно, а также само по себе чередование окон и лоджий действительно делают здание похожим на этот музыкальный инструмент, который обычно тоже украшен ажурными решеточками и так же, как и фасады этого дома, часто имеет красивые разводы. Особенно это сходство заметно, если смотреть на дом с большого расстояния.

Интересны и оконные проемы: они закрыты коваными витыми ограждениями, которые тоже сморятся декоративно и оригинально и чем-то напоминают французские балконы.

Идею внутренней планировки многоэтажного здания, которая спроектирована по принципу апартаментов, архитектор Буров подсмотрел во время своей командировки в Соединенные Штаты. Компактные квартиры с совмещенными санузлами, мини-кухнями и крохотными прихожими (как известно, в советские времена делать их большими было не принято) расположены по бокам длинного широкого коридора. Подъезд в доме всего один, зато на каждом этаже аж по 18 квартир. И лифтов – два.

Из своей поездки в Америку архитектор почерпнул и идею относительно первого этажа: его спроектировали нежилым, разместив внутри магазины, столовую и другие подобные организации, которые должны были облегчить быт советским гражданам.

С первых дней дом стал считаться номенклатурным. Его заселили в основном крупными чиновниками, среди которых большую часть составляли высокопоставленные военные. Жили в нем и представители советской культурной элиты – например, актриса Серова и писатель Симонов. И пусть квартиры в здании были не столь шикарными, все-таки жить здесь было удобнее и престижнее, чем в скромных типовых многоэтажках. Иными словами, хотя строителями и были соблюдены внешние «правила приличия» (мол, все квартиры – «советские», одинаковые, без излишеств), в то же время было сразу понятно, что жилье это – как у всех, да не совсем.

101_Fotor

После Великой Отечественной войны многие квартиры в доме превратились в коммуналки да и контингент постепенно стал меняться: появилось много обычных, не привилегированных жильцов.

Ну а современное поколение, вселяясь в этот памятник советской архитектуры, делает в квартирах новомодный дизайн и мало кто из жильцов пытается сохранить первоначальный, колоритный интерьер. «Бабушкины» квартиры XX столетия с их трогательным очарованием постепенно и безвозвратно уходят в прошлое.

Витые решетки, украшающие лоджии с «лицевой» стороны здания, выгодно закрывают тот хлам, который так любят складывать на балконах граждане. А «завитушки», прикрывающие снаружи кухонные окна квартир, прячут от посторонних глаз «экзотику» советского быта.

Наличие этого необычного декора, которым хозяева квартир могут гордиться, компенсируют (в плохом смысле) грязный воздух и пыль, которая поднимается с проезжей части. Жильцам, чьи окна выходят во двор, повезло чуть больше – на подоконниках меньше копоти и не так слышен шум машин. Зато до центра рукой подать, нет проблем с общественным транспортом да и район престижный.

Квартиры в доме действительно скромные (особенно по современным меркам), а вот подъезд, коридоры и лестничные клетки выглядят просто по-царски – они очень просторные.

В парадном три лестницы. Помещение подъезда больше подходит для какого-нибудь учреждения, нежели для жилого дома. Тем более что здесь нет внутренних архитектурных украшений типа лепнин – просто голые стены.

Само здание постепенно разрушается. Старожилы говорят, что при его возведении якобы использовали материалы не очень хорошего качества. Но все-таки дом до сих пор смотрится с улицы очень красиво, и его часто навещают фотографы и съемочные группы.

В Москве планировалось построить много подобных домов, украшенных «кружевами» и множеством квартир. Но, к сожалению, началась Великая Отечественная война. А после войны было уже не до таких «барских излишеств». Вместо крупноблочных омов стали строить дешевые панельные дома («хрущевки»).

По материалам kulturologia

Вам также может понравиться...