История появления в Санкт-Петербурге «Дома-колбасы»

Пятиэтажка необычной формы длиной в целых 300 метров на улице Бабушкина (г.Санкт-Петербург) длительное время была самой длинной в городе. Мало этого, так она еще была спроектирована в виде дуги за что получила название «Дом-колбаса».

На самом деле столь странные форма и длина дома были вовсе не воплощением прогрессивной архитектурной мысли сотрудников бюро Стройкома. Таким длинным изогнутым дом построили в целях экономии. На рубеже 1920-30-х годов, когда он создавался, в СССР был взят курс на дешевое экономичное жилье по типу коммун, и в подобный дом можно было заселить огромное количество молодых советских семей. Поскольку здание спроектировали многосекционным (как бы «склеенным» из нескольких жилых домов), отсутствие «лишних» торцов предполагало меньшие затраты на отопление, ведь, как известно, в угловых квартирах всегда холоднее. А изогнутость здания, по расчетам авторов проекта, должна была немного сэкономить площадь.

100_Fotor

Профессиональные зодчие усматривают в архитектуре этого здания стиль Григория Симонова, который тот перенял у коллег-немцев: открытый кирпич в сочетании со штукатуркой, сплошное остекление лестничных клеток и т.д. Симонов действительно руководил этим проектом и был одним из тех, кто его подписал.

В советские годы среди жильцов этого дома ходила легенда о том, что изначально это здание задумывалось как часть архитектурной композиции «Серп и молот», иными словами, этот дом должен был пересекать не менее длинный «собрат» – в виде молота. Мол, с высоты это смотрелось бы очень впечатляюще. Однако по каким-то причинам проект не закончили, так и оставив «серп» в одиночестве. Сейчас уже сложно узнать, правда это или нет, но практически сразу после постройки за изогнутым зданием закрепилось совсем иное прозвище – «колбаса».

Ходила среди жильцов и более пессимистичная, совсем не романтическая версия о происхождении этого здания: по слухам, дом спроектировал некий архитектор-вредитель – чтобы сделать жизнь советских людей крайне неудобной, и когда вскрылся его коварный замысел, его отправили в места не столь отдаленные. И если говорить начистоту, жить в нем действительно было не очень удобно.

Поначалу практически все квартиры в доме были коммунальными (трехкомнатными), и заселяли их из расчета 4,5 квадратных метра на человека. Интересно, что при проектировании в них не предполагалось наличие ванных, а также не было горячей воды. Чтобы помыться «по-быстрому», жильцу приходилось просить соседей какое-то время не заходить на кухню и совершать водные процедуры над раковиной, набирая воду под краном и грея ее на плите. Многие жители многоэтажки ездили мыться в ближайшие городские бани, которые располагались в нескольких остановках от дома.

Всего в здании 25 парадных (подъездов). Жили здесь простые ленинградцы. По воспоминаниям современников, народ был дружным. В войну, как и все, переживали блокаду, помогая друг другу.

Во второй половине прошлого века квартиры постепенно стали «осовремениваться». Коммуналки расселялись, многие жильцы сделали в квартирах перепланировку – например, обустроив ванную в кухне (благо площади в квартирах были большие).

В наше время в доме живут люди, имеющие совершенно разный социальный статус. Дом не имеет какого-то особого статуса как архитектурный объект, но его считают символом советской эпохи. Но автор проекта Григорий Симонов в любом случае опередил время – подобные здания стали появляться в ССР гораздо позже – через 23 десятилетия.

По материалам kulturologia

Вам также может понравиться...