Загадочные монастыри Метеоры

Монастыри Метеоры (Метеора) – несомненно, одно из самых впечатляющих и необыкновенных зрелищ, доступных для туристов в богатой на достопримечательности Греции.  Древние монастыри, каким-то чудом примостившиеся на вершинах неприступных скал, расположены на землях севернее города Каламбака.

«Метеора» значит «камни в воздухе» и примерно такое же значение у турецкого (точнее, османского) слова «калабак». Сразу же по приезде в это место ваш взгляд невольно приковывается к самым ближним к нему и самым высоким из этих каменных цилиндров.

Самый ближний по правую руку – монастырь Святого Стефана, удобно и надёжно устроился на мощной подставке. За ним простирается беспорядочное нагромождение башенок, шпилей, конусов и затуплённых или закруглённых утёсов. Всё это – остатки речных отложений: в доисторические времена речной поток впадал в море, покрывавшее равнину Фессалии 25 миллионов лет назад, и проточная вода при содействии ветров создала эти причудливые формы.

Монастыри Метеоры (Метеора) столь же загадочны, сколь зрелищны. Одно сказание утверждает, что заложивший Мегалу Метеору (Великий Метеорон) – самую первую постройку комплекса – Святой Афанасий взлетел на эти поднебесные кручи на спине орла. Более прозаичное предание повествует о сноровке, с которой жители Стайи, средневекового села на месте нынешней Каламбаки, лазали по горам – вот эти ловкие селяне и помогали монахам утверждать высокогорные обители. Труднодоступность скал, не говоря уже о сложностях строительства в таких местах, преувеличить просто невозможно: немецкий путеводитель для альпинистов почти все маршруты Метеоры сопровождает пометкой «для продвинутых», а ведь имеются в виду опытные спортсмены с современным снаряжением.

101_FotorПервые религиозные общины появились здесь в конце X века, когда отшельники в одиночку и группами селились в естественных пещерах, которых в скалах немало. В 1336 году на уже насиженные ими места пришли два афонских инока: Григорий и его ученик Афанасий. Григорий вскоре вернулся на гору Афон, но ученика оставил в Метеоре, наказав ему основать монастырь. Что этот Афанасий, вскоре после 1344 года, и сделал, со сверхъестественной ли помощью или как-то иначе подлинно не известно, однако ему удалось учредить очень суровое и подвижническое (аскетическое) правило (законы, которым следовали монахи). Очень скоро в монастырь потекли взыскующие мира горнего, и среди новообретённой братии встречались такие персонажи, как Иоанн Урош Палеолог, из рода византийских кесарей, отрёкшийся в 1381 году от сербского престола и ставший, по пострижении в иноки, монахом Иоасафом.

Присутствие лиц царственных и королевских кровей немало, понятное дело, способствовало пожертвованиям монастырям, которые стремительно умножались в числе, занимая все доступные скалы, равно как многие из почти совершенно недоступных утёсов. Метеорское монашество достигло наивысшей точки своего блеска в царствование османского султана Сулеймана Великолепного (1520-1566 годы), когда на верхушках скал существовало до 24 монастырей и иноческих скитов. Крупнейшие из них сильно разбогатели, и не только за счёт разовых приношений, но и благодаря постоянному притоку доходов от имений, пожертвованных монастырям или оставленных им в наследство в далёкой Валахии (ныне Румыния) и Молдавии или в самой Фессалии. Эту свою недвижимость они удерживали за собой, более или менее в целостности, до XVIII века, когда здесь, как и везде в Греции, начался упадок монашества и монастырей.

За минувшие века среди монастырей не раз возникали ожесточённые споры о власти и первенстве. Но монастыри Метеоры поблекли всё же не из-за внутренних раздоров, а по природным и экономическим причинам. Многие строения, особенно небольшие отшельнические скиты, без должного ухода постепенно ветшали и разрушались. Самые великие монастыри заметно обезлюдели в XIX веке, когда к югу от Метеоры утвердилось новоиспечённое греческое государство – сама Фессалия поначалу ему не принадлежала – и монашество утратило свою давнишнюю исключительную роль символа и глашатая греческого национализма и сопротивления турецкому правлению. В XX веке кризис только усилился: монастырские земли и доходы, уже сильно снизившиеся по сравнению с былыми славными днями, были отняты государством под предлогом оказания помощи беженцам: после греко-турецких войн 1919-1922 годов греков Малой Азии заставили переселяться на «историческую родину».

К концу 1950-х годов осталось лишь четыре действующих монастыря, отчаянно сражавшихся за своё существование и между собой: надо было поделить спасавшихся здесь монахов, то есть едва ли дюжину иноков. Блестящую летопись этой эпохи под заглавием «Румели» составил Патрик Ли Фермор. Потом, правда, Метеора если и не встала на ноги, то слегка ожила: братия возросла в числе за счёт притока молодёжи, ищущей интеллектуальной трезвости и суровости традиционного благочестия. Но эта передышка обернулась насмешкой судьбы: в 1970-е годы индустрия туризма добралась и до Метеоры.

В результате, четыре монастыря, ставшие известными во многом благодаря кино  (например, фильм о Джеймсе Бонде «Ради глаз твоих» (For Your Eyes Only)), стали по сути выставкой исторических древностей. И только два монастыря – Святой Троицы и Святого Стефана – как и в древности продолжают выполнять свою религиозную миссию.

По материалам turizm

Вам также может понравиться...